Сведения об эксперте

Фамилия, имя, отчество: Асмолов Александр Григорьевич.

Место работы, занимаемая должность: директор Федерального государственного автономного учреждения «Федеральный Институт Развития Образования».

Ученая степень и ученое звание: доктор психологических наук, профессор.

Звания, награды и регалии: действительный член (академик) РАО, член президиума РАО, профессор, Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, лауреат премии Правительства Российской Федерации в области образования.

Результаты экспертизы

Обладает ли содержание документа теоретическим и методологическим единством?

Документ «Психолого-педагогические принципы образовательной деятельности» – по целевым, ценностным установкам и по стилю написания является наиболее сильной частью проекта «Умной школы». Здесь сформулированы четкие принципы, определяющие виды образовательной деятельности, такие, как авторская позиция ученика, как нравственная ценность, как ясно выраженная идея мобильности через социальный лифт. Все эти принципы, с моей точки зрения, описаны достаточно четко. Мне очень импонирует анализ детско-взрослой общности как основы и источника детского развития. Однако когда речь идет о задачах развития каждого возраста, следовало бы сослаться на тех, кто вводит в науку понятие задачи развития. Это ряд наших зарубежных коллег. И еще я бы четко подчеркнул наряду с детско-взрослыми сообществами важнейшую вещь, связанную с понятием зоны ближайшего развития ребенка, с тем, что мы называем условно-вариативным развитием ребенка. Принцип зоны вариативного развития невероятно важен в сочетании с тем фактом, что ребенок движется по разным этапам субъектности, выделенным Виктором Ивановичем Слободчиковым.

Мне кажется, что очень важен акцент на разнообразии видов деятельности  ребенка, которые можно назвать полифонией деятельности. Вместе с тем, среди видов деятельности я бы не отбрасывал и выделил как особый вид деятельности деятельность общения на всех возрастных этапах. Это очень важно, потому что наряду с исследованием, проектированием, общение играет чрезвычайно значимую роль в развитии ребенка.

И по ряду причин при критическом отношении к игре как ведущей деятельности, стоит избегать формулировок, которые оставляли бы игру за бортом процесса развития, особенно, когда речь идет о дошкольниках, для которых важна игра ради игры. Я бы более нежно отнесся к игре как ведущей деятельности и не рассматривал ее в негативном контексте. В тексте подчеркивается, что не игровая, а реальная ситуация оказывают влияние на ребенка. Но игровая ситуация является идеальной для ребенка.

В целом в этом документе отражена концепция со-бытийности. Мне кажется это очень важным. В этом – выигрышность данного подхода.

Содержит ли текст документа положения, противоречащие друг другу? Если да, то какие? В чем именно заключаются противоречия? 

В моем восприятии акцент на интеллектуализации развития и «Умную школу» как образ будущего вступает для меня в диссонанс с более мощной концепцией школы субъектности и жизненного выбора. С моей точки зрения, это вызывает вопросы. Других вопросов у меня нет.

Содержит ли текст документа положения, противоречащие Концепции? Если да, то какие? В чем именно заключаются противоречия? 

Я бы говорил не о противоречиях, а об определенных рисках, связанных с идеями и Концепции, и «Принципов...» В первую очередь, это риск избыточной амбициозности, при которой мы говорим, что мы – единственные и первые. По правилам пиара это, может быть, оправдано. По правилам создания проекта, разрабатываемого с психолого-педагогических позиций, мы «подставляемся» в восприятии окружающих, которые могут вполне резонно спросить: разве это уникально? Я бы в этих случаях пользовался более мягкими формулировками. Второй риск – реальная опасность подведения детей-сирот под категорию детей, нуждающихся исключительно в коррекции, которая просматривается в концепции. Стоило бы устранить эти риски.

В какой мере положения документа (принципы) могут быть использованы в качестве основания реализации ключевых проектных идей, подходов и технологий, отраженных в Концепции образовательного комплекса?

Принципы, описанные в этом документе, теснейшим образом связаны с ключевыми проектными идеями Концепции. Эти принципы задают важную и четкую методологическую рамку, определяющую базовые подходы в организации деятельности будущего образовательного комплекса. Если они сохранят свое значение как постоянно осознаваемые ориентиры, то важнейшие положения, связанные с понятиями субъектной позиции, жизненного выбора, социального лифта и другими, смогут быть реализованы. Если эти принципы останутся декларациями, о которых забудут, то уникальности у «Умной школы» не будет. Надеюсь, последнего не произойдет.

Несет ли реализация положений документа (принципов) в деятельности образовательного комплекса риски для каких-либо субъектов образовательных отношений?

О рисках сказано выше. На мой взгляд, они общие у Принципов и Концепции.

В какой мере критерии реализованности принципов, содержащиеся в документе, действительно позволяют оценить их реализацию? 

Можно констатировать, что мы имеем дело с «Умной школой», умным проектом, умными документами. Есть оптимистические надежды, что этот проект, в случае понимания и принятия его заказчиками, инвесторами, может быть реализован. Вместе с тем, риск нереализованности проекта – это всегда риск коммуникации с заказчиком и инвестором. Если через эти рифы удастся проплыть, проект будет реализован. А значит, будет проверено, насколько эти критерии оказались действенными и точными.

Является ли содержание документа логичным, целостным и убедительным? Если нет, то почему?

Как было указано выше, я оцениваю качество этого документа достаточно высоко, он видится мне более интересным, глубоким и цельным, чем Концепция. Принципы четко структурированы, материал изложен логично и ясно.

В чем наиболее сильные стороны документа?

Наиболее сильная сторона этого документа – это идеология развития как миссия проекта, идеология развития личности, индивидуальная траектория ребенка как субъекта собственной жизни. Наиболее рискованная сторона проекта – акцент на избыточных технологических вещах, которые могут помешать этому проекту.

Имеются ли у эксперта рекомендации по совершенствованию документа? Если да, то какие именно?

Я полагаю, что необходимо составить более четкий список литературы, указать тех авторов, на работы которых опирается проект. Это имена настолько важные и славные, что они создают общую культурную генетику с образовательным пространством. Речь идет, прежде всего, об именах Льва Семеновича Выготского, Алексея Николаевича Леонтьева, Лидии Ильиничны Божович. Второй момент: в текст следует добавить перечень нормативных документов, на которые ориентируются разработчики проекта. И то, и другое будет свидетельствовать о том, что проект опирается как на классические психологические и педагогические работы, так и на современную документацию и государственные акты. Тем самым эти проектировочные документы будут защищены при знакомстве с ними управленцев и чиновников.