< назад

Зачем образование нужно дополнять?

В Москве прошла первая в этом учебном году встреча Клуба «Умная школа». Новый сезон открылся разговором о школьном дополнительном образовании.

 

 

 

 

Какова роль школьного дополнительного образования? Кто и как должен реализовывать дополнительное образование в школе? Должна ли школа осуществлять предпрофессиональную подготовку? Вот лишь малый список вопросов, которые на этот раз были в центре обсуждения экспертов. 

 

Мы выбрали для вас наиболее яркие моменты этого разговора.

 

 

 

Григорий Ефимович Пейсахович, директор «Лицея Бауманский» (г.Йошкар-Ола):

 

В отличие от обязательной части образования с инвариантным содержанием и формами, дополнительное образование это прежде всего – неформальное и даже альтернативное образование. Оно дает возможность школе быть актуальной, быть востребованной, быть интересной и разной. Потому что дети тоже разные. И если в школе есть возможность заниматься и творчеством, и спортом, и собственными проектами по математике или робототехнике и т.д. – школа перестает быть скучной и однообразной и становится актуальной. А ребенок перестает тяготится жесткой учебной дисциплиной, он действительно развивается и познает. И тогда ему снова и снова интересно приходить в школу.

 

 

 

 

Михаил Геннадьевич Мокринский, советник руководителя Департамента образования г.Москвы:

 

В чем смысл дополнительного образования? Для меня, в первую очередь, это вопрос о том, где границы нашего профессионализма и непрофессионализма. Можно сказать, что профессионализм школы в том, что она предоставляет детям наиболее широкие возможности. И неважно по какую сторону это происходит, основное или дополнительное это образование. Но тот образ результата, который закладывается в систему дополнительного образования, увы, часто формируется исходя только из того, что школа может дать в рамках наличных человеческих ресурсов. Однако никакой состав специалистов не может компенсировать диспропорцию в ценностях школы, когда на периферии оказывается система смыслов, система живых ценностей.

 

 

 

 

Сергей Викторович Розов, педагог дополнительного образования ГБПОУ «Воробьевы горы», руководитель Театра юных москвичей:

 

Ни так давно я участвовал в наборе новых студийцев. И мой коллега говорит: «Мы набираем их, чтобы учить жить, а ведь мы в их возрасте жили»! Понимаете, внешкольные учреждения всегда несли жизнь, а мы теперь несём образование. А классики литературы говорили, что лучшее образование – это жизнь. Какими будут наши дети? Они к жизни-то будут готовы? Лучшими уроками жизни для меня в юности были драки с «марьинорощинскими». Вот где воспитывалось умение отстоять свою позицию, умение вступиться за товарищей. Симулякры этого… помогут ли они формированию бойцовских и лидерских качеств, таланта, который тоже нужно учить пробиваться.

 

 

 

 

Марина Ростиславовна Битянова, директор Центра психологического сопровождения образования «Точка ПСИ»:

 

Дополнительное образование в школе и дополнительное образование вне школы, к которому мы все привыкли, это «две большие разницы». И для них, похоже, нужно придумать разные названия. Потому что не может быть внутри образовательного учреждения дополнительного образования. Оно может существовать только как какое-то специальное слово для разговора с чиновниками: вот тут у нас уроки, а вот тут что-то другое, то, что мы можем по-другому планировать, организовывать. Такая наша защита это «дополнительное образование». Но как только мы начинаем говорить о реальном содержании школьной жизни, уже не может быть «основного» или «дополнительного». Там есть цели и ценности образовательного учреждения, и вокруг этого – самая разная деятельность с самым разным образовательным результатом. Но тогда, совершенно точно, нужно сохранить, спасти привычное нам внешкольное дополнительное образование, которое и дает жизнь. Но оно, похоже, должно быть совсем другим. 

 

 

 

 

Александра Сергеевна Струкова, руководитель детских проектов терапевтического сообщества «Китеж»:

 

Вопрос в том, какие цели ставит дополнительное образование. В «Орионе» мы не ставим задачу соревноваться со спортивной школой или с каким-то кружком театрального искусства. Для нас дополнительное образование – это способ показать детям, зачем им те знания и навыки, которые они приобретают в школе на основных уроках. Все-таки образование бывает несколько теоретическим. Нужно уметь писать текст – но зачем? Нужно хорошо держаться перед другими людьми – но зачем?  Это только нам взрослым понятно, а детям далеко не всегда. А дополнительное образование сразу позволяет ребенку попробовать себя в какой-то сфере, увидеть результат своей деятельности и сделать выбор. И тогда появляется сильный мотив изучать, учиться чему-то новому. Дополнительное образование не должно быть оторвано от жизни – оно должно очень ясно и конкретно давать понять, зачем ребенку нужно то, чему он только что научился.

 

 

 

 

Наталья Николаевна Михайлова, научный руководитель социально-образовательных проектов Ассоциации участников рынка артиндустрии:

 

Дополнительное образование – это иная философия, это иная коммуникация, это иные технологии, иные традиции. Это иная жизнь, другие люди, другое образование. И когда это «другое» попадает в систему школьного образования, эта более сильная школьная система стремиться его поглотить или нивелировать. Потому что оно угрожает ей, оно ей противоречит. И дополнительное образование в школе оказывается сродни пересаженному органу – либо организм отторгнет его, либо начнет приспосабливать под себя. Если говорить про массовую практику, то, к сожалению, надо признать, что школа и свобода – это из разных философских категорий. Школа – это регламент, и никуда от этого не деться. Люди, живущие в этом регламенте, не замечают, как сами начинают регламентировать все вокруг.

 

 

 

 

Елена Юрьевна Проценко,  президент образовательного холдинга «Знак»:

 

Мне кажется, что ценность дополнительного образования не столько в самом образовании, а в том, что там можно строить личностные отношения между мастером и подмастерьем. Между учителем и учеником. Что очень трудно сделать в основном образовании. Поскольку форма там другая. Прелесть здесь не столько в в профессиональном, сколько в человеческом общении. Все мы можем вспомнить тех замечательных тренеров, учителей, которые в условиях дополнительного образования работали с нами в детстве. Ведь их влияние было огромно, даже больше, чем влияние многих учителей в школе. мне кажется, это как раз из-за того, что там не было этой классно-урочной системы.

 

 

 

 

Александр Владимирович Леонтович, заместитель директора ГБПОУ «Воробьевы горы»:

 

Дполнительное образование – это та часть образования, которая восполняет основное образование до полного. В чем, с моей точки зрения, его основные функции? Для ребенка, во-первых, это вид социализации, который исходит из его индивидуальных возможностей и потребностей. Дальше – с созданием учебно-профессиональных сообществ в школу приходит представитель, носитель других профессиональных позиций, который «здесь и сейчас» одним своим видом может показать ребенку, как живут вне школы, что жизнь не ограничивается стенами школы, и вне её есть много всего разного и интересного. И третье – дополнительное образование – это некий полигон для инноваций, зона ближайшего развития образовательной системы в целом.

 

 

 

 

Сергей Измаилович Заир-Бек, ведущий эксперт Института образования НИУ-ВШЭ:

 

Сама картина, карта дополнительного образования серьезно зависит от очень большого числа факторов. Здесь влияют и экономические факторы, и факторы, связанные с культурными традициями региона. Ведь дополнительное образование на Северном Кавказе – это совсем другое дополнительное образование, не такое как в Центральной России. Где-то дополнительное образование – это большей частью спортивные секции. В других местах это в основном музыкальное образование. Дополнительного образование в городе, имеет больше возможностей, и, соответственно, больше шансов для подстройки под родительские запросы, чем, например, дополнительное образование в сельской местности. Там вообще может быть только одно учреждение. И оно собирает все возможные ресурсы, чтобы реализовать хоть какие-то программы. Чтобы ребенок хотя бы во второй половине дня имел возможности не по улицам бегать, а быть при деле. Поэтому всегда очень трагично воспринимаются попытки влиять на  систему дополнительного образования именно на таких территориях. «На верху» могут быть придуманы самые замечательные модели строительства дополнительного образования, но они обязательно должны подстраиваться под пространство, возможности и запросы людей на местах.

 

 

О чем еще говорили участники этой встречи вы можете узнать из стенограммы или видео:

 

 

 

 
 
В обсуждении приняли участие: МАРИНА БИТЯНОВА, директор Центра психологического сопровождения образования «Точка ПСИ»; СЕРГЕЙ ЗАИР-БЕК, ведущий эксперт Института образования НИУ-ВШЭ; МАРИЯ КАЛУЖСКАЯ, заместитель директора по научно-методической работе гимназии No 210 «Корифей» (г.Екатеринбург); НИКОЛАЙ ЛЕБЕДЬ, методист центра художественного образования ГБПОУ «Воробьевы горы»; АЛЕКСАНДР ЛЕОНТОВИЧ, заместитель директора ГБПОУ «Воробьевы горы»; ЛАРИСА МАКСИМОВА, начальник Пансиона воспитанниц Министерства обороны РФ; НАТАЛЬЯ МИХАЙЛОВА, научный руководитель социально-образовательных проектов Ассоциации участников рынка артиндустрии; МИХАИЛ МОКРИНСКИЙ, советник руководителя Департамента образования г. Москвы; ГРИГОРИЙ ПЕЙСАХОВИЧ, директор «Лицея Бауманский» (г. Йошкар-Ола), ОЛЕГ ПОВАЛЯЕВ,  генеральный директор компании «Научные развлечения»; ЕЛЕНА ПРОЦЕНКО,  президент образовательного холдинга «Знак»; СЕРГЕЙ РОЗОВ, педагог дополнительного образования ГБПОУ «Воробьевы горы», руководитель Театра юных москвичей; АЛЕКСАНДРА СТРУКОВА, руководитель детских проектов терапевтического сообщества «Китеж»; АЛЕКСАНДРА ТЕПЛИЦКАЯ, психолог-методист Центра психологического сопровождения образования «Точка ПСИ»; АННА УЛЬЯНОВА, психолог, заместитель директора Центра равных возможностей для детей-сирот «Вверх», ЮРИЙ ШУБИН, учитель физики и математики, мастер столярного дела терапевтического сообщества «Китеж».
Комментарии (0)